Форсайтные исследования Введение в лингводайвиг / 5 иностранных языков за 9 месяцев Знаниевый реактор Онтологический верстак
.
: +7 (921) 328-71-87

О гражданском обществве

: 31 2011

- Сейчас много информационных поводов, которые заставляют объединяться людей в то, что они называют гражданским обществом. Под этим они понимают требование сделать то, что, по их мнению, им не дают. Как это можно интерпретировать и чем это отличается от гражданского общества в западном представлении?

- Я не знаю, что такое гражданское общество в западном представлении и сильно сомневаюсь в том, что оно существует. Но я довольно хорошо знаю, что такое гражданское общество в представлении французской революции, да и русской революции тоже. Гражданское общество - это общество граждан, у которых имеется своя позиция относительно происходящих событий в обществе и мире. Имеются механизмы для представления и реализации такой позиции. И имеется воля добиваться ее реализации. В этом отношении гражданское общество - это общество, которое способно что-то делать по своей инициативе, а не потому, что имеется указание сверху, или не потому, что без этого просто физически не выжить. Я утверждаю необычную вещь, я говорю, что в Советском Союзе при Сталине было вполне выраженное, ясное гражданское общество. И именно этим объясняется знаменитая фраза товарища Сталина господину Черчиллю  на  его вопрос «Ну какая вам разница, как будут проходить границы между Россией и Польшей, которая все равно в сфере вашего влияния?» Сталин ответил: «Уинстон, у меня будут трения с моими избирателями». Сталин  довольно точно понимал, что есть определенные вещи, на которые он пойти не может, поскольку очень сильное и очень уверенное в себе гражданское общество России не позволит ему этого сделать. Причем «не позволит» - понятие вполне физическое, и не надо говорить, что у Сталина была охранка и всё прочее. Гражданское общество - вещь более сильная. И это понимали все по-настоящему значимые политики. Это понимал и Сталин, это понимал и Бисмарк, это понимали и демократические политики, типа Черчилля и Маргарет Тэтчер. Все очень хорошо понимали, что здесь можно, а что нельзя. У гражданского общества есть позиция. Гражданское общество знает, чего оно хочет. Гражданское общество всегда побуждает власть делать. И вот это принципиальная ситуация.  Гражданское общество не побуждает власть что-то не делать. Не делать власть и сама способна, это у нее отлично получается. Я могу сказать, что как раз сейчас в России большие проблемы с гражданским обществом по одной очень простой причине. Гражданское общество требует наличия энергии и наличия определенной картины Будущего, во имя которой и для которой это гражданское общество собственно и существует. Точка зрения, что гражданское общество существует для контроля власти, - это даже не ошибка, это чей-то достаточно осмысленный обман. Дело в том, что систем контроля в нашем обществе расплодилось и так безмерно. Нам абсолютно не нужна еще одна система контроля, при этом абсолютно безответственная. Как легко понять, гражданское общество, которое только контролирует, само ни за что не отвечает и не собирается.

Вот пример: гражданское общество кричит - давайте подвергнем наказанию и снимем Матвиенко, потому-то при ней плохо чистят снег и люди погибли. Я охотно верю, что Матвиенко плохой губернатор, я охотно верю, что она редко ходит чистить снег сама. Я охотно верю даже в то, что она плохо организовала это действие. Но, черт возьми, гражданское общество не пытается организовать это действие. Имея в своем распоряжении массу людей, вполне можно вычистить снег и даже сбить сосульки. Не бог весть какая работа, но гражданское общество считает своим долгом снять губернатора или там какого-то еще чиновника. Логика такая: «нам не додают, нам обязаны, но не делают». Это позиция обывателей. Я абсолютно не имею ничего против того, чтобы обыватели высказывали свою позицию и чтобы эта позиция даже воздействовыла на власть. Суть демократии в этом: каждый обыватель может потребовать от власти исполнения своих прав. Это правда, но зачем это гражданским обществом называть. Это просто две разные вещи.

- Правильно ли я понимаю в таком случае, что гражданское общество - это активная деятельная позиция, а не банальное лобби и попытка оказать давление на власть? И второй вопрос. А нет ли у нашего «гражданского общества» всё-таки картины мира, только не своей собственной, а навязанной извне, такой как движение зеленых, здоровое питание, экологические дома?

- Я боюсь, что мне придется вспомнить известную еврейскую пословицу «Шоб мы так жили, как вы о нас думаете».

Начну с пункта первого. Да, я считаю, что гражданское общество всегда имеет позитивную конструктивную позицию, понуждающую людей к определенным действиям, на самом деле безразлично к каким, лишь бы они были конструктивны. Я приведу пример. Не так давно в Штатах в одном небольшом городе несколько молодых людей решили поиграть в супергероев. Надели соответствующие костюмы, маски и начали патрулировать улицы по вечерам. Шутки шутками, всё это казалось полным идиотизмом, пока не выяснилось, что по ходу дела они спасли несколько человек: кого-то от изнасилования, кого-то от ограбления, помогли раскрыть какое-то серьезное преступление. И в городе как-то вдруг стало безопаснее жить. Вот это - гражданское общество. Хотя то, что они делали, выглядит полной игрой и каким-то бредом собачьим. Но этот бред собачий, как выяснилось, людей спасает.

Соответственно гражданское общество может решить что, например, в городе Санкт-Петербурге при его размерах нет нормального аквапарка, в то время как в одном Хельсинки, который весь в один район Петербурга поместится, да еще место останется, этих аквапарков три. И собрать деньги на то, чтобы этот аквапарк построить, найти людей, которые выполнят соответствующий проект. Это работа гражданского общества. У нас этим, впрочем, занялся бизнес, и ничего плохого в этом не вижу. Когда сейчас в Перми возникла проблема с клубом «Амкар», у которого нет денег, местные болельщики пытаются их собрать на его существование. Это немножко смешно, потому что сейчас они собрали примерно одну тысячную того, что нужно, но это опять же некое позитивное действо. Они хотят, чтобы их клуб был в высшей лиге, и готовы за это заплатить. Они хотят конструктивной игры.

Наше же питерское «гражданское общество» собирается всё время по одному поводу - как бы сделать так, чтобы чего-то не было. Ну, с Газпромом, с газпромовской башней, я уже недавно высказал, что по этому поводу думаю. Недавно был еще один случай по поводу здания на Невском проспекте, которое почему-то, по мнению гражданского общества Санкт-Петербурга, нельзя трогать, надо оставит на прежнем месте. Хотя замечу в скобочках, что я хорошо помню момент, когда у нас делали станцию метро «Достоевская». Сейчас ей все пользуются, никто не возражает, она есть, все этим довольны, а сколько  было шума, что ее строительство разрушает исторический центр Санкт-Петербурга.  Я это хорошо помню, хотя с того момента прошло довольно много лет.

Что касается воздействия на гражданское общество со стороны. Да нет там никакого воздействия. Вы поймите, чтобы свою позицию индуцировать в других, ее ж надо как минимум иметь. А позиции, о которых вы говорите, они все абсолютно хронические. «Давайте не будем, не будем, не будем». Эти позиции абсолютно не транслируемы, в них не содержится внутренней энергетики, и поэтому, боюсь, нам нечего пенять на гнусных западных провокаторов. Это мы и сами хороши, даже без их помощи. Опять же замечу по этому поводу, о массе вещей, о которых писали зеленые, серьезные зеленые, в серьёзных книжках, нормальные, имеющие позицию люди, они же говорили не о необходимости ничего не делать и ничего не строить, они задавали простой нормальный, естественный вопрос. «Вы же, чтобы произвести неважно что, например, ваш металл, тратите нефть и газ, вы за них платите? - Да.  - За электричество платите? - Да. - Сырье, вы платите за него? - Да. - А еще вы что используете? - Ну, воду, воздух. - А почему вы за них не платите? - Ну как же, они же для всех. - А почему вода и воздух для всех, а руда не для всех? - Ну как же, руда же денег стоит. - Так вот поймите, что вода, воздух, земля, пространство, они тоже стоят денег. И нужно за них платить». Зеленые никогда не говорили, что не нужно ничего производить, они лишь говорили: старайтесь сделать максимально замкнутое производство, тогда вам не надо будет платить большие деньги за использование внешних ресурсов, в данном случае воды и воздуха. Ваше производство будет эффективнее, а в противном случае вы просто ведете нечестную игру. Что сейчас являют собой высказывания зеленых? «А давайте будем делать исключительно солнечные станции, потому-то они ничего не требуют. Они - это возобновляемый источник, с ним ничего не происходит». Ну как не требуют. Эти станции занимают огромные пространства земли. Регулярно выходят из строя, потом нужно с ними что-то делать, как то утилизировать. «Но это же не считается!» И в этом отношении я могу сказать, что я очень уважаю тот экологический подход, который создавали Печчеи и Форрестер, но, конечно, я не могу всерьез относиться к тому, что делается сейчас. И в этом плане я обращу внимание: то, что мы сейчас называем гражданским обществом на самом деле экологические нормы не знает, сложность науки экологии взаимодействия человека и Мира не понимает, но выступать себе позволяет. И выступать всегда в одной и той же протестной логике. Ну хоть раз бы в жизни они бы что-нибудь захотели и предложили бы сами.

- В таком случае как мы можем охарактеризовать т.н.  гражданское общество Санкт-Петербурга кроме как общественная истерия?

- Ну, я скажу так. Для меня этот вопрос чисто медицинский, т.е. можно ли ставить диагноз - истерия или не истерия. У этого явления недостаточно энергии, и это пока не истерия, а просто истероидность. Ну, сами понимаете, этот вопрос чисто терминологический. С моей точки зрения, они для нормальной истерии они очень законопослушны, уравновешены и боязливы. Поэтому это даже не истерия. Но в основе того, что они делают, истерические реакции на окружающий мир, конечно, лежат. Честно говоря, я был бы рад, хоть бы оказались они истериками, ну хоть какая-то реакция на окружающий мир. Ну хоть какая-то позиция, а то ведь вообще никакой, лишь бы что-то запретить. Вопрос, когда в Петербурге появиться действительно гражданское общество, - вопрос интересный.

 

Сергей Переслегин

Rambler's Top100