Онтологический верстак Форсайтные исследования Введение в лингводайвиг / 5 иностранных языков за 9 месяцев Знаниевый реактор
.
: +7 (921) 328-71-87

Направленный конспект по блоку: Лекция-Семинар 13-14 февраля

Направленный конспект по блоку: Лекция-Семинар 13-14 февраля

Документ представляет собой важный результат работы на реакторе и лекции Сергея Переслегина на сессии 13-14 февраля.

1. В свое время в самом начале 90-х к Георгию Петровичу Щедровицкому пришли новоявленные бизнесмены и спросили: а что он собственно своими ОДИ на автомашину даже не заработал? Что ж он не богат, раз такой умный?

Молчание было им ответом. А что ему было сказать? Что он сказочно богат? Так они этих сказок не читали… (Рассказано со слов Ирины Левицкой).

Мораль – не приводите на реактор людей с американизированным сознанием эпохи всеобщих продаж! Нам им нечего сказать! Они живут в квадратиках «project management», и считают наши лекции не продаваемыми продуктами. Боже нас упаси, если они начнут нас рекламировать! Сразу, как видите, что у товарища клише в мозгах – ему не к нам. Не потому, что мы не разрушаем клише, а потому что в 2010-м уже нет на это времени. Время строиться в полки!

2. Существует хороший пример для обывателя: что такое пучок сценариев? Представим себе машину бревен, бревна при большом угле наклона скатятся, давя всех, но зато – быстро, при малом – останутся лежать в кузове, зато все целы, и еще можно потом что-то использовать, а при правильном западном способе: долгом расчете и пяти манипуляторах – будут медленно выползать по очереди.

Действие, бездействие и устойчивое развитие.

Бездействие – мы еще пять раз эти бревна привезем и покажем (это как у нас в РФ элеваторы строят – на бумаге). Действие – раньше был опыт, теперь нет, все орут про то, кого уволят (подавят), и ничего быстро не происходит. Западный «перенос бревен» – это типичный русский путь использовать американский, он же финский, он же японский способ – медленно, дорого, но разгрузить.

3. В 60-е годы было заявлено три мировых проекта: Лунная программа, Конкорд, Ту-144, и все они не институциализовались!!! Институциализация имеет значение!!!

4. Обратим внимание на США. Их логика сценирования попадает в треугольник: «Все пожрал хомяк», – то есть снимаем всю ренту со всего мира, в том числе и лучших людей – к нам на работу; Все финансируем: от «Ключика» до «Гамлета», от термояда до торсионных полей и безопорного движения; А ниже южной границы перехода, катастрофы, линии фронта уже некого спасать!

Последняя позиция и у нас, и у Америки дефициентна. Это – равнобедренный треугольник из сторон: все берем, все вкладываем. Тем паче нет этой третий оси у Европы и у сегодняшней РФ, а раньше была. И это дырка у военных. Они сегодня не вводят своих рамок в сценирование, их никто и не учитывает!!!

5. У нас начало войны…Что нужно делать? Правильно, то, что не сделали потомки Шлиффена – вскрыть конверт и посмотреть, какой сценарий нужен. У Шлиффена они все были. Нет гарантии, что и сегодня они прокисли. А у нас военных никто не видит!!! А время военное.

6. Конечно, есть исторический опыт: Россия пока не получит в лоб – ничего не делает, потом быстро тренируется попадать в лоб обидчика, бьет и снова засыпает.

7. В 1905 году Россия проиграла войну Японии, и началась рефлексия армейского бардака. А Япония тогда была на уровне нынешнего Уругвая… Вопрос не в том: почему проиграла? Вопрос в том, а как ранее-то выигрывала? А это – ключевая позиция для текущих стратегий: в российской армии младшие командиры умели маневренно справиться с ошибками командования. Дело в том, что руководство – всегда плохое, злобное и упертое, но этот принцип до конца 70-х годов 20-го века еще работал в советской промышленности. Это было социоглюнное поле принятия решений, и порывы снизу могли прорываться наверх, несмотря на все сопротивления бюрократической машинки. Вторая позиция: Генштаб перед революцией 1917 года начал думать…Это было рано? Поздно? Но начал…В Атомной отрасли сегодня мы не имеем генштаба, который бы проанализировал – какой единственный сценарий спасет Россию, как целое, как государство, как человеческую цивилизацию русских. И вероятность остаться феодальной сырьевой державой с сытой олигархией наверху – есть. Теперь, пункт два: младшие командиры (они же – старшие инженеры) перестали оказывать влияние на решения старших менеджеров-управляющих, поэтому ситуации с прорывными проектами перестали исправляться, и проекты замерли.

8. Япония, кстати, ничего не рефлектировала в своей войне с русскими, и, находясь в старом сюжете, в последующей войне, в конце ее лезла с катанами под американские танки.

9. В свое время любая мобилизация русских войск была проиграна Европе по времени, то есть они будут собираться воевать четыре недели, а мы – десять. И наши, так называемые местные условия приходится учитывать. И именно из-за инфраструктурного, иначе – географического фактора создаются такие организованности, как КЕПС.

И в этом сегодня дефициентна РФ, даже данные для атласов всех видов, полученные из космоса, есть, то есть атласы Кржижановского и др. создавать не обязательно. Но обязательно заявить новый государственный проект пересчета показателей земли Русской, проект всеобщей инвентаризации, через он-лайн карты, инфраструктурное управление через массивы агрегированных данных и научиться делать быстрые выводы – принимать управленческие решения (как в Пермском опыте с картой дорожных происшествий).

12. Следует помнить также, что ГОЭЛРО – это был только первый том атласа Кржижановского. Может, там еще есть? То есть, свои Шлиффены у нас были :)

13. Сегодня нам предстоит атомная гонка. Это – не только борьба за миллиардный рынок, это – борьба за то, будет ли постиндустриальная жизнь или нет. Теперь еще! У нас нет генштаба и той силы, с которой он бы договорился, чтоб мы перевалили индустриальный хребет. То есть, большевиков у нас нет. Население сидит в депрессии. И Ленины в дефиците :) В истории было так: нужно было создать промышленность, построить дороги, провести электрификацию. На все это не было денег у всего мира. Займы Россия все взяла, и стала строить дороги и тут лежала развилка между плохим сценарием – не догнали и не согрелись, и странным – не догоним, так согреемся. При этом следует заметить, что если есть хороший сценарий, значит, все разрешается проектно. Перед генштабом была задача: выиграть войну у немцев и съесть Германию, взять ее ресурс. Но: а вдруг немцы не сдадутся? И это была большая вероятность. И Брусилов, делая свой прорыв, очень удивился: он не знал, что уже взят курс на революцию, потому что немцы капитулировать не собирались, это решение – поставить на большевиков – было принято между августом и ноябрем 1914 года. И с мая 1915-го был взят курс на революцию.

14. Космическая гонка будет возможной в 2050-м году, потому что будет ЗЯТЦ плюс «джоулевая экономика», которая распределяет энергию на проекты, а не разноцветный фантики на личное потребление.

15. Нам нужно понять, на уровне ИГШ хотя бы, что мы будем делать после тотального поражения. «Нужно пройти через полное отрицание результата». А вот про это даже у методологов нет речи.

16. Кстати, пожертвовать и СССР, и Коммунизмом было смелым решением.

Сегодня все хотят пожертвовать демократией, но не знают, как это сделать. И безумное право, как любимая дочь демократического устройства общества, «разгорается». И нам не далеко до сценарной развилки.

17. А в России вполне возможен сценарий: давайте пожертвуем всем во имя перехода!

18. Американе, попав в прошлое в фантастике, срочно убивают все варианты, их не устраивает даже долгая жизнь Кеннади и ранний космический старт. Они боятся что-то поменять. Русские наоборот, срочно улучшают ситуацию.

19. Есть три вида «полезной деятельности» в русле прогнозирования: безотвественный прогноз, онтологическая разведка, метамодель сценариев.

20. Поздно сценировать, когда уже очень плохо. Это – чистая стратегия.

21. Следует заметить, что наука у нас носит цеховой характер, внутрицеховые связи еще есть, а межцеховые затруднены. Связи же с гуманитарной наукой отсутствуют между ними – стена непонимания, непризнания, неуважения. Но существуют и научные «фабрики», и гуманитарные «фабрики». Они оторваны от науки (теории), то есть мы получаем четыре клетки со стенками: ГН, ГФ, ЕН, ЕФ, то есть, метафорически не можем выйти из противоречия между миром гуманитарного воображения и естественного страха перед будущим. У нас в РФ на примере атомного проекта можно показать, что управление в РОСАТОМЕ гуманитарное и даже, отчасти, методологическое: гуманитарная «фабрика» здесь – менеджмент и пиар, а наука стоит отдельно и даже своих собственных «фабричных» материаловедов и прочих специалистов с «фабрики» не понимает, тем паче не доходят до науки толчки в стену со стороны менеджеров. Обратное тоже верно: гуманитарии во власти должны по толчкам в стену со стороны научников понять, что и как строить и создавать, на чем формировать стратегию. В итоге, то, что делает сейчас РОСАТОМ, привлекая к разработке стратегии высших инженеров атомной отрасли, это попытка решить данную задачу, но так как инженеры предпочитают работу, а не болтовню, то все кадры Уховского проекта окажутся гуманитариями, которых послали поучаствовать…И эти гуманитарии от инженерного знания не смогут донести до своих научников никаких приоритетов: они просто переползут в другую клетку, оторвутся от своих и примкнут к менеджерам.

На 13-ое февраля мы рассматривали это противоречие как бинарное, а далее 14-го на реакторе обнаружили его тройную природу.

22. Мы сегодня дефициентны в получении минимального научного конвейера: от научной мысли, к НИР, ОКР и через Управляющее решение – к коммерческому продукту. Все тормозится на всех стадиях! И нужно собрать конспект, блок-схему такую, которая, хотя бы, валидировала некие научные тексты на предмет отсутствия\наличия этого смысла. Эту задачу мы, как СПбШС, будем решать даже при отсутствии реального заказа, поскольку вывод, что наука сегодняшнего дня носит неиндустриальный характер, очевиден.

Здесь появляются два новых понятия: технологическая справедливость, техпакетная справедливость. Это некая первичка о том, что «южнее границы уже некого спасать», а в тех местах, где полупакеты стоят, надо достраивать до целого, в НИИАРе , например.

23. Согласно таблице трехслойного времени, разработанной нашей группой на семейной игре (18-24 января 2010, Бекасово) следует подумать о переходе в онтологическое время и к наблюдателю из него. Тогда, по аналогии с физическими представлениями, наш наблюдатель должен находиться в точке, в которой изменение онтологии оказывается наиболее простым и требует минимума онтологического времени (онтологическое развитие совершается по онтодезическим траекториям). Тогда, возможно, локус будущего, как порыв вырастает на усилии, преодолевающем границу познания и опирающимся на Спасение.

24. Наблюдатель может коллапсировать волновую функцию. Какую? Как это происходит? Какой должен быть наблюдатель? Задача для реактора на парадокс.

25. Можно рассматривать путь человечества от страха к знаниям, а далее к спасению.

26. Хотелось бы рассмотреть Энергию, как: условное количество электричества, характеристика качества жизни, что-то еще? Восточное ЦЫ, или английское power?

27. На сегодняшний момент мы имеем некие тезисы, которые есть смысл озвучить или условно прибить к дверям Кремля или, тренировочно, к дверям РОСАТОМа. Смысл тезисов примерно таков:

- Постиндустриальный человек должен иметь свободный (без посредников и ограничений) доступ к электроэнергии, к информационному полу и к финансовым потокам. Это означает, что экономия электроэнергии доживает последние годы, это означает, что строительство энергообъектов в ближайшее время станет основным промышленным строительством. Это означает, что банки, как структура обслуживающая денежные потоки, теряет свою функцию и все личные операции осуществляются электронно: без посредников и отчислений им. Это означается, что авторское право умрет, идеи, которые и сегодня ничего не стоят, станут всеобщим достоянием, а рейтинговая система сменится эффективной биржей НИРов (Семинар СПБШС).

- Система НИР должна обрести СИСТЕМУ. Система должна быть в короткий срок разработана, и наука должна быть возвращена на свое место – место стратегических ориентиров в развитии промышленного производства и управления.

- Сегодня наука носит цеховой, неиндустриальный характер, и необходим индустриальный переход в науке: обретение наукой и ее адептами «информационной взрослости».

(По мнению эксперта Боровикова С.Е. (СПбШС): Система человеческих возрастов в сегодняшнем мире представляет: возраст физиологического детства 0-20 лет, социального детства 20-40 лет, информационного детства 40-60 лет, онтологического детства 60-80 лет).

- Версия русской национальной идеи (Знаниевый реактор, Минздрав 5-го февраля) – социальное сопереживание. Это – сильная позиция для страны. Она метафорически высказана в американском фильме «Заплати вперед», но американской идеей не стала. А в России, как ни странно, тотальный запуск добра, совести, открытости возможен, и нужен лишь старт программы.

- Высшей ценностью в постиндустриальном мире будет не творчество, научный поиск, озарения, открытия, а МАСТЕРСТВО, то есть монастыри инженерного знания это не утопия, а необходимость сохранить мастеров и воспроизводить их.

27. Провоцирует ли фазовый барьер ксенофобию? Да.

28. Маркером фазового барьера является вопрос: почему раньше работало, а сейчас не работает?

29. Рим подошел к фазовому барьеру. Глобализация – маркер: весь мир застроен вашим образом жизни. Антропоток, идущий в сторону развития фазы. Снижение производства. Амбивалентные противоречия (людей полно, кадров нет). Политическая нестабильность. Кризис образования (воспроизводства знаний). Падение рождаемости, некуда идти детям, ребенок становится фактором экономического риска. Кризис познания, всплытие реликтов.

30. Американская территория осознает себя в сценарии «Мы молоды и смелы, мы будем гегемонами мира!» Российская территория осознает себя… (то есть сосредотачивается :) ).

31. Если мы вешаем тезисы о будущем, то что у нас сегодня Святой Престол?

32. Примером развития фазовой катастрофы является Толкиенская Эпопея, в частности, Валинор, сильмариллы и 600 лет выхода из темных веков.

33. Если мы хотим из осцилляций на графике кризиса сегодняшнего века выскочить вверх, а не вниз, в темные века, то нам следует разработать сценарий «сжатая катастрофа». Есть надежда, что он существует, хотя бы потому, что мировые элиты ожидали у нас темных веков после 90-х. А они длились 10 лет.

34. Однако, как у русского Генштаба перед Первой мировой войной, у нас есть сомнения: во-первых, у нас 70% населения в депрессии. То есть слабая пассионарность населения требует искать странных решений.

Реактор (записывал Сергей Переслегин).

«Ромашка», такт 1.

Что коллапсирует волновую функцию?

1.1. Как сформулировать задачу иного видения power квантовым наблюдателем?

1.2. СВЭЛ: стратегия энергетического прорыва в схеме «порыв-усилие-опора».

Лепестки: квантовый наблюдатель в схеме «порыв-усилие-опора».

СВЭЛ: формулы «желание жизни», «победа или планктон», «хочу стать человекоминым», «жить хорошо, а хорошо жить лучше», «управлять нагрузкой». Важная формула: «опора на то, чего еще нет».

1.3. После перехода изменятся законы, инфраструктуры, ценности. А как?

Л1: Новые правоотношения неотвратимость рефлексии принуждение к рефлексии – изменения в области права. Незнание закона освобождает от ответственности.

В институциональной области: инфраструктура для взаимодействия информобъектов. Информационный объект может коллапсировать волновую функцию.

Гипотеза: квантовый наблюдатель видит время.

Л2: Вырастет скорость изменений законов, ценностей и т.п., включая инфраструктуру.

Гипотеза: производная процесса по ∂Ʈ равна нулю в моменты рождения, смерти и онтологических разрывов: то есть, нулевая производная по Ʈ – это выход в онтологическое время (θ – время) и встреча с квантовым наблюдателем.

Л3: Закон становится ценностью, а ценность превращается в закон. Совесть – единственное богатство и естественный пропуск во внутреннюю Сеть (не в том смысле, что кто-то запрещает, а просто без совести не подключиться). Совесть рассматривается, как институт, соединяющий ценности и закон. Совесть реализует ценности в миру.

Совесть – вторая ипостась ЦИ\power. Нужно уточняющее слово для совести. Может быть, восточное «дэ»? И нужно искать третью ипостась.

Л4: Закон сохранения счастья, заданный на гармонических фрактальных структурах. Квантовый наблюдатель – управленец в мире информационных объектов и, одновременно, устройство, синхронизирующее время в физическом мире.

Такт 2. Тема: кластеры эконоценоз.

2.1. Как квантовый наблюдатель видит кластер?

2.2. СВЭЛы: техпакетная справедливость. Как на картах и местности она проявляется?

Лепестки: система сред. Какие среды нужно заново проектировать, что ключевое в процессе проектирования?

СВЭЛ: карты нужно видеть в разных временах и в динамике (мультфильм). Видеть поверхность, границы сред, «черные дыры». Видеть места технологических избыточностей, информационные потоки и места их пересечения (сформулирована гипотеза, согласно которой кластеры возникают в местах таких пересечений).

Альтернативно: кластеры выделяются под наблюдателя. «Сказал он: Да будет кластер! И стал кластер. И нашел он, что это хорошо».

Образ: пульсация онтологий.

2.3. Задача: создать и замкнуть кластер под оборону и продовольственную безопасность.

Л1: Кибуц на западном берегу реки Иордан или казачья станица. Но станица не замкнута по производству оружия, следовательно, нужна сеть станиц на базе НПО. Политическая и экономическая автономия (как у казачества).

Л2: Единое решение для военной и продовольственной безопасности. Нужна «продовольственная игла» и «интеллектуальная игла». Кормиться на базах вероятного противника: никто и никогда не нападет на страну, которая решает проблемы мира (и упаковывает решения под Заказчика).

Продовольственная Аль-Каеда. Еда, которая трансформируется в оружие (триффиды??).

Л3: АЭС + Атомоград обеспечивают энергетическую и интеллектуальную безопасность. Из них должна вытекать военная и продовольственная безопасность. Нужно формировать кластер по стадиям жизненного цикла. Нужно четко понимать, что автаркия не есть гарантия безопасности.

Л4: Ресурсопотребляющий храм белой и черной магии. Белая – бьет по онтологии (освоение космоса). Важно – потребление ресурсов.

Общий вывод: два типа кластеров – на автаркии (нужны замкнутые циклы по всему) и пересечении потоков (нужно обустраивать пространство, в том числе информационное.

Такт 3. Двухядерный реактор с разогревом периферии.

Направленный конспект по блоку: Лекция-Семинар 13-14 февраля

Такты:

Направленный конспект по блоку: Лекция-Семинар 13-14 февраля

Рассмотрены полюса: военный и гражданский атом. Задача: как выстроить взаимодействие, что взять у другой стороны? Общий вывод: они не договаривались, не договариваются и никогда толком не договорятся.

Л1ГР: Хотим взять у военных идеологию. Они зачем-то работают, у нас этого нет. Нужно «прикупить патриотизм» – ну и, заодно, таблетки от жадности :)

Л2ГР: У военных – дефицит идей для применения, ресурсов, идей. Мы знаем, для чего нам нужны деньги. А им зачем? Они же не знают даже, зачем им атомное оружие.

Л3В: будем ограниченно применять ядерное оружие. Нужны заряды мощностью от единиц тонн (!) до килотонн. Новый род войск – разработчик оружия.

Будем делать КБ на инфраструктуре Росатома на их мощностях (тоже нужны таблетки от жадности :) ). Нужна отдельная защищенная статья в бюджете, нужно готовить сотрудников в РосАтоме.

Лозунг: атомное тактическое оружие – самое чистое и гуманное в мире.

Л4В: Нужны мощности военного времени, так как тактическое ядерное оружие будет применяться очень широко. А в мирное время – гражданские должны делать нам НИРы и НИОКРы.

Центр: 80% унификации по НТП для гражданских и военных, 20% каждый собирает для себя.

Ведущий реактора интерпретирует работу лепестков, как необходимость трехзвенной схемы взаимодействия. Любая организованность должна иметь гуманитарную цель, военное управление и научное мышление.

Вывод: российское государство и армия.

На второй «машинке» был сделан важный вывод:

У нас есть три позиции, разделенные стенками, и это – онтологические позиции. Ситуация усугубляется тем, что это – цеховые структуры, которые тяготеют к закрытости, специфическому языку и т.д. Помимо гуманитарного цеха управления и естественно-научного цеха управления, у нас есть военный цех, со своей онтологией и своей «фабрикой».

Здесь остается только процитировать великих и, засучив рукава, начинать работать над реформой управления:

«Этика веждизма есть учение о добродетели эпохи глобализма. Есть учение о правде и справедливости (ведении правды) как наказании зла. Есть учение о благодати Духа как упорядоченном (не случайном) проявлении «Воли Неба».

В веждизме, как откровении духовного взора на земное бытие, благодать Духа составляет мистическую сторону, а явленная добродетель – этическую сторону.

Этика веждизма говорит о целом в противоположность разделению на части. Говорит о «безграничном благом влиянии» правды в противоположность четко определенным границам права (писанного закона). Говорит о добродетели универсальной власти наднациональной «гармонии мира» в противоположность национальному суверенитету. Во главу угла ставит устойчивость личного статуса грядущего «Царя Правды» (Отца народов) возвышающегося над системой власти государства как субъекта международного права уходящей эпохи индустриализма.

В этике веждизма мистическая благодать Духа различается от любви (милости) и света Истины (просвещения) и сочетается с грозностью кары (наказанием).

Триединство благодати Духа в милости, просвещении и угрозе есть явленная добродетель. Добродетель выступает как авторитет (слава) и как благое поучающее и преобразующее влияние (сила). Поэтому преображение мерзости в гармонию будет результатом проталкивания добродетели (мечом духа), а не удержания греха (щитом веры), ибо лишь наступающий обретает, удерживающий же теряет.

В этике веждизма благодать Духа есть основа мира и радости (в этом цель).

Преобразующее влияние благодати Духа на земле олицетворяет Царь Правды (Отец народов). Царь Правды своим авторитетом носителя благой силы и статусом Судьи являет; личным примером, мудростью и поучениями Отца демонстрирует; а замыслами, указами и военными подвигами Вождя распространяет добродетель.

Царь Правды – это триединый «Вождь – Отец» в ипостасях Священника (толкователя правды добра и зла), Судьи (отправителя функции справедливости) и Воина (силой оружия чинящего расправу). Он олицетворяет добродетель как славу» (цитируется из рассылки Школы здравого смысла Клуба Товарищей Военного института иностранных языков Красной Армии, тема: Иная этика).

Исходя из вышеизложенного и полученного на реакторе: у нас дефициентна одна из ветвей власти – военная и отсюда – перекосы.

У нас есть гуманитарная власть потребительских целей, инженерно-научная власть больших проектов, кое-как эти цели реализующих, и вообще нет позиции защиты отечества и военной власти, поэтому военные заказы воспринимаются, как деньги или обуза, и от военных хотят либо отстроиться, либо отстроить их. Военные выкинуты из рассмотрения государства, и такому государству – не долго жить. Нет ни продовольственной безопасности, ни обеспеченной защиты границ, ни внятного МИДа. Есть условная военная доктрина, но нет стратегического плана развития промышленности под его выполнение. И нет ресурсов, или они куда-то рассасываются, потому что нет структуры управления ими.

Должна быть следующая структура: МИНОБОРОНЫ + ВПК (его вообще нет) + Генштаб (который думает вперед, а не с отставанием на 10 лет). И военные должны стать основой государственности, потому что оборона – первейшая забота государства, а у нас этого нет, мы все – пацифисты, блин. А мезолитический вождь, это – прежде всего, воин, кстати, а уж никак не демократ. И нужно спросить сначала, какие объекты нужны военным для укрепления обороноспособности страны, а потом уже строить остальные объекты. А гуманитарные управленцы должны добиваться права использовать объекты двойного назначения, а не расформировывать военные части и строить на их месте коттеджные поселки. Нужно поменять приоритеты. Сначала – защита отечества и технологическая безопасность страны, в том числе и энергетическая, затем детство и демография, образование, то есть люди и будущее, а потому уже всякие примочки эры потребления. В технологическую безопасность входит: космос, в том числе мониторинг из космоса, энергетика, оружейные технологии, транспорт.

Rambler's Top100