Знаниевый реактор Социальное управление и социальные двигатели Заказать видеозаписи семинаров Онтологический верстак
Институт психотехнологий
Публикации

«Дикие карты» и отклонения от хода истории

Дата: 03 августа 2012 года

Автор(-ы): Олег Бахтияров

«Дикие карты» и отклонения от хода истории

Вре­мя пе­ре­мен

Ко­нец эпо­хи (а мы яв­но при­су­т­ству­ем при кон­це сло­жив­ше­го­ся по­ли­ти­чес­ко­го, ге­о­по­ли­ти­чес­ко­го, куль­тур­но­го по­ряд­ка, по край­ней ме­ре, это ста­но­вит­ся об­щим мес­том в рас­суж­де­ни­ях ве­ду­щих ана­ли­ти­ков) зас­тав­ля­ет за­ду­мать­ся, ка­кой по­ря­док ус­та­но­вит­ся «пос­ле кон­ца». Что нас­ту­пит по­том – пос­ле вре­ме­ни пе­ре­мен?

Ко­нец эпо­хи пред­ве­ща­ет мно­же­ст­во со­бы­тий – оче­ред­ную транс­фор­ма­цию по­ли­ти­чес­ко­го ре­жи­ма в Рос­сии, сме­ну куль­тур­ной и ра­со­вой до­ми­нан­ты в Ев­ро­пе, сдви­ги гло­баль­ной ге­о­по­ли­ти­чес­кой кон­фи­гу­ра­ции, нас­туп­ле­ние но­вой тех­но­ло­ги­чес­кой эпо­хи, от­каз от су­ще­ст­ву­ю­щих фи­нан­со­во-эко­но­ми­чес­ких инстру­мен­тов и, на­ко­нец, рас­пад ста­рой и по­яв­ле­ние но­вой иде­о­ло­ги­чес­кой кар­ты. Все эти со­бы­тия увя­за­ны друг с дру­гом и мо­гут быть по­ня­ты лишь как част­ные слу­чаи од­но­го боль­шо­го ци­ви­ли­за­ци­он­но­го Пе­ре­хо­да, ко­то­рый мо­жет сос­то­ять­ся (и тог­да это действи­тель­но бу­дет Пе­ре­ход) или не сос­то­ять­ся (и тог­да вмес­то Пе­ре­хо­да про­и­зой­дет От­кат).

Ана­ли­ти­ка и прог­нос­ти­ка в ус­ло­ви­ях гло­баль­ных пе­ре­мен уже не в сос­то­я­нии опи­рать­ся на ме­то­ды обыч­ной экстра­по­ля­ции ви­ди­мых трен­дов и на­хож­де­ния то­чек ветв­ле­ния ис­то­ри­чес­ких про­цес­сов. Лю­бой прог­ноз но­вой эпо­хи, ко­то­рый да­ет­ся в кон­це ста­рой, бу­дет оши­боч­ным: тен­ден­ции пре­ры­ва­ют­ся, и таб­ли­цы мыс­ли­мых ва­ри­ан­тов уже за­пол­не­ны. Это оз­на­ча­ет, что мес­то прог­но­зов за­ни­ма­ют про­ек­ты, опи­ра­ю­щи­е­ся на со­вер­шен­но иную ана­ли­ти­ку – ана­ли­ти­ку неп­ре­дс­ка­зу­е­мых и не­мыс­ли­мых со­бы­тий, «ди­ких карт» (Сер­гей Пе­рес­ле­гин), «чер­ных ле­бе­дей» (Нас­сим Та­леб), не про­ис­те­ка­ю­щих из ви­ди­мых про­цес­сов и тен­ден­ций.

«Ди­кие кар­ты» ни­как не про­яв­ля­ют се­бя в те­ку­щей ре­аль­нос­ти, они вир­ту­аль­ны, и по­то­му ана­ли­ти­ка «ди­ких карт»/«чер­ных ле­бе­дей» – это осо­бая ана­ли­ти­ка. Это вы­яв­ле­ние «ма­те­рии» ис­то­ри­чес­ких му­та­ций, пос­ту­ли­ро­ва­ние осо­бо­го вир­ту­аль­но­го му­та­ци­он­но­го про­цес­са, лишь из­ред­ка втор­га­ю­ще­го­ся в ак­ту­аль­ность. Та­кой про­цесс рань­ше улав­ли­вал­ся толь­ко ви­зи­о­не­ра­ми-фан­тас­та­ми, но сей­час он на­чи­на­ет по­па­дать в по­ле зре­ния и ана­ли­ти­чес­ко­го со­об­ще­ст­ва (взять хо­тя бы уже упо­мя­ну­тые «ди­кие кар­ты бу­ду­ще­го» Пе­рес­ле­ги­на или «те­о­рию вир­ту­аль­нос­ти» Сер­гея Да­цю­ка).

Ана­ли­ти­ка «ди­ких карт» пред­по­ла­га­ет об­ра­ще­ние к осо­бой ис­то­рии – ис­то­рии не за­ко­но­мер­ных про­цес­сов, а отк­ло­не­ний от них. Приз­на­ние воз­мож­нос­ти не­мыс­ли­мых со­бы­тий как про­ек­ций вир­ту­аль­ных му­та­ций ре­а­би­ли­ти­ру­ет и не­мыс­ли­мые действия. Ана­ли­ти­ке «ди­ких карт» со­от­ве­т­ству­ет пла­ни­ро­ва­ние отк­ло­не­ний от ис­то­ри­чес­ких нор­ма­ти­вов. Во вре­ме­на пе­ре­мен та­кая воз­мож­ность по­яв­ля­ет­ся.

Опыт пре­ды­ду­щих отк­ло­не­ний

Пре­ды­ду­щее вре­мя пе­ре­мен (1914–1945 го­ды) по­да­ри­ло два яр­чай­ших отк­ло­не­ния от ис­то­ри­чес­ких нор­ма­ти­вов – со­ве­тс­кий ком­му­нис­ти­чес­кий экс­пе­ри­мент и гер­ма­нс­кий на­ци­о­нал-со­ци­а­лис­ти­чес­кий про­ект. И на их при­ме­ре (отв­лек­шись от соп­ро­вож­дав­ших ре­а­ли­за­цию этих про­ек­тов кро­ва­вых экс­цес­сов) мож­но уви­деть, как в нор­ма­тив­ную ре­аль­ность втор­га­ет­ся вир­ту­аль­ный му­та­ци­он­ный про­цесс.

Нач­нем с то­го, по­че­му мы рас­смат­ри­ва­ем это как отк­ло­не­ния. Бе­зус­лов­но, что счи­тать отк­ло­не­ни­ем, а что ва­ри­а­ци­ей нор­ма­ти­ва, за­ви­сит от по­зи­ции, с ко­то­рой рас­смат­ри­ва­ет­ся тот или иной фе­но­мен. Отк­ло­не­ни­ем бу­дем счи­тать ста­биль­ное (то есть су­ще­ст­во­вав­шее дли­тель­ное вре­мя) со­че­та­ние по­ли­ти­чес­ко­го ре­жи­ма и куль­тур­ных (в том чис­ле и иде­о­ло­ги­чес­ких) форм, восп­ри­ни­ма­е­мое ок­ру­жа­ю­щей со­ци­о­куль­тур­ной сре­дой как экстре­ми­с­тское, «неп­ра­виль­ное» яв­ле­ние, ко­то­рое не­воз­мож­но бы­ло пре­дус­мот­реть, опи­ра­ясь на пред­ше­ст­во­вав­шие тен­ден­ции.

Вре­мя пе­ре­мен на­чи­на­ет­ся с кри­зис­ных яв­ле­ний, раз­ру­ша­ю­щих сло­жив­ши­е­ся фор­мы уп­рав­ле­ния об­ще­ст­вом. Для пе­ри­о­да 1914–1945 гг. та­ким пус­ко­вым ме­ха­низ­мом яви­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на, по­дор­вав­шая ос­но­вы ста­биль­ной жиз­ни, раз­ру­шив­шая в ря­де стран тра­ди­ци­он­ные сис­те­мы уп­рав­ле­ния и выб­ро­сив­шая на ули­цы го­ро­дов кри­ти­чес­кую мас­су лю­дей, ос­во­ив­ших не­нор­ма­тив­ные для мир­ной ре­гу­ляр­ной жиз­ни фор­мы ком­му­ни­ка­ции – во­ен­ное брат­ство и язык ко­манд. В эту но­вую нес­та­биль­ную ре­аль­ность и прор­ва­лись «ди­кие кар­ты» ком­му­низ­ма и фа­шиз­ма, из­ме­нив­шие ход ис­то­рии и для от­дель­ных стран, и для ми­ра в це­лом. Мы счи­та­ем их отк­ло­не­ни­я­ми, пос­коль­ку они, во-пер­вых, про­дек­ла­ри­ро­ва­ли соз­да­ние но­во­го ти­па ци­ви­ли­за­ции, ос­но­ван­ной на иных цен­нос­тях и иных со­ци­аль­ных тех­но­ло­ги­ях, не­же­ли те об­ще­ст­ва, на ос­но­ве ко­то­рых они воз­ник­ли и ко­то­рые их ок­ру­жа­ли, и, во-вто­рых, про­су­ще­ст­во­ва­ли от­но­си­тель­но крат­кое вре­мя.

Ха­рак­тер отк­ло­не­ний оп­ре­де­ля­ет­ся ба­зо­вой иде­о­ло­ги­чес­кой кар­той – по­ни­ма­ни­ем при­ро­ды че­ло­ве­ка, об­ще­ст­ва и глав­ных за­дач, сто­я­щих пе­ред ни­ми. Они долж­ны ра­ди­каль­но от­ли­чать­ся от то­го нор­ма­ти­ва, по от­но­ше­нию к ко­то­ро­му про­ис­хо­дит отк­ло­не­ние. Пос­коль­ку отк­ло­не­ния иде­ок­ра­тич­ны по сво­ей при­ро­де, имен­но из этих иде­о­ло­ги­чес­ких от­ли­чий про­ис­те­ка­ют раз­ли­чия в тех­но­ло­ги­ях со­ци­аль­но­го уп­рав­ле­ния.

Че­ло­век есть су­ще­ст­во, обус­лов­лен­ное куль­тур­но, а куль­ту­ра обус­лов­ле­на ду­хов­но, со­ци­аль­но и ге­не­ти­чес­ки. В ка­кой-то мо­мент при­хо­дит по­ни­ма­ние то­таль­ной обус­лов­лен­нос­ти соз­на­ния куль­тур­ны­ми фак­то­ра­ми, и по­яв­ля­ет­ся про­ект ос­во­бож­де­ния от этой обус­лов­лен­нос­ти.

Факт со­ци­аль­ной обус­лов­лен­нос­ти был за­ост­рен марк­сиз­мом, ис­поль­зо­вав­шим для отк­ло­не­ния уп­ро­щен­ные ба­зо­вые тех­но­ло­гии уп­рав­ле­ния со­ци­аль­ны­ми струк­ту­ра­ми. Раз куль­ту­ра по­рож­да­ет­ся со­ци­аль­ны­ми струк­ту­ра­ми, то имен­но они долж­ны ис­поль­зо­вать­ся в ка­че­ст­ве пер­во­го ша­га ана­ли­за и пер­во­го уп­рав­лен­чес­ко­го зве­на. Сво­бо­да по­ни­ма­ет­ся как при­ня­тие со­ци­аль­ных ме­ха­низ­мов фор­ми­ро­ва­ния че­ло­ве­чес­ко­го соз­на­ния. Сли­я­ние с эти­ми ме­ха­низ­ма­ми и есть ос­во­бож­де­ние от куль­тур­ной обус­лов­лен­нос­ти соз­на­ния. Путь к ос­во­бож­де­нию ле­жит че­рез отож­де­с­твле­ние с со­ци­аль­ным («сво­бо­да есть осоз­нан­ная не­об­хо­ди­мость»).

Но ес­ли со­ци­аль­ные ме­ха­низ­мы пер­вич­ны, то спон­тан­ная ак­тив­ность соз­на­ния, бу­ду­чи про­ти­во­пос­тав­лен­ной им, ста­но­вит­ся враж­деб­ным фак­то­ром. Так, нес­мот­ря на су­ще­ст­вен­ную транс­фор­ма­цию ком­му­низ­ма в со­ве­тс­ком про­ек­те, проб­ле­ма­ти­ка куль­ту­ры и соз­на­ния на­хо­ди­лась под по­доз­ре­ни­ем и приз­на­ва­лась лишь в той ме­ре, в ка­кой она бы­ла под­чи­не­на со­ци­аль­но­му. Про­ект мог бы быть про­дол­жен сле­ду­ю­щим отк­ло­не­ни­ем – пре­о­до­ле­ни­ем со­ци­аль­нос­ти, но это­го не про­и­зош­ло. В ре­зуль­та­те мы име­ем то, что име­ем.

На­ци­о­нал-со­ци­а­лизм, пы­та­ясь пре­о­до­леть обус­лов­лен­ность соз­на­ния со­ци­аль­ны­ми ме­ха­низ­ма­ми, сде­лал дру­гой шаг: по­пы­тал­ся пе­рей­ти от тра­ди­ци­он­ной куль­тур­ной обус­лов­лен­нос­ти соз­на­ния к ант­ро­по­ло­ги­чес­кой, ге­не­ти­чес­кой, то есть ра­со­вой обус­лов­лен­нос­ти. Ра­со­во обус­лов­лен­но­му соз­на­нию над­ле­жа­ло соз­да­вать собствен­ные куль­тур­ные про­ек­ции. Это был силь­ный ход в стрем­ле­нии ос­во­бо­дить соз­на­ние от гос­по­д­ства внеш­них куль­тур­ных фак­то­ров, но он был не­ра­ди­каль­ным: пре­о­до­ле­вая фор­ма­ти­ро­ва­ние куль­ту­рой, соз­на­ние стал­ки­ва­лось со сво­ей по­тен­ци­аль­ной сво­бо­дой, но под­чи­ня­лось внут­рен­ним фак­то­рам – ра­со­вой ар­хе­ти­пи­ке.

Вна­ча­ле это вдох­нов­ля­ло: ос­во­бож­ден­ная ра­со­вая ар­хе­ти­пи­ка соз­да­ва­ла свои про­ек­ции – но­вые фор­мы ор­га­ни­за­ции жиз­ни и но­вые, ра­нее не­ви­дан­ные про­ек­ты. Но в ка­кой-то мо­мент приш­ло по­ни­ма­ние, что это – все еще не сво­бод­ное от обус­лов­лен­нос­ти действие, а ре­а­ли­за­ция пусть и са­мых близ­ких, но все же внеш­них по от­но­ше­нию к не­му стрем­ле­ний ар­хе­ти­пи­чес­кой обо­лоч­ки. И тог­да воз­ник­ла пот­реб­ность в но­вом отк­ло­не­нии, спо­соб­ном пре­о­до­леть ста­рое.

Отк­ло­не­ния от отк­ло­не­ний

Ког­да мы го­во­рим об отк­ло­не­ни­ях XX ве­ка, не на­до за­бы­вать, что сам ев­ро­пейс­кий путь, на­чи­ная с Прос­ве­ще­ния и соп­ро­вож­дав­ше­го его тех­но­ло­ги­чес­ко­го сдви­га, был отк­ло­не­ни­ем по от­но­ше­нию к цик­лам тра­ди­ци­он­ных ци­ви­ли­за­ций. Мож­но рас­смат­ри­вать это отк­ло­не­ние как от­каз от Тра­ди­ции, но мож­но при­дать ему и зна­че­ние про­хо­да сквозь Тра­ди­цию к ре­аль­нос­ти по ту сто­ро­ну ви­ди­мых куль­тур­ных форм. Ев­ро­пейс­кое отк­ло­не­ние, ста­но­вясь уже не ев­ро­пейс­ким, а за­пад­ным, по­пы­та­лось стать но­вым гло­баль­ным нор­ма­ти­вом (собствен­но, об этом и по­ве­ст­ву­ет «Ко­нец ис­то­рии» Фрэн­си­са Фу­ку­я­мы), по­дав­ляя уже отк­ло­не­ния от ев­ро­пейс­ко­го отк­ло­не­ния. Но это чре­ва­то тем, что 300-лет­ний ев­ро­пейс­кий зиг­заг так же вып­ра­вит­ся, как 70-лет­ний со­ве­тс­кий или 12-лет­ний на­ци­о­нал-со­ци­а­лис­ти­чес­кий.

Отк­ло­не­ние мож­но сох­ра­нить, лишь под­дер­жав его це­поч­кой но­вых отк­ло­не­ний, уже не комп­ро­ми­с­сных, но ос­но­ван­ных на по­ни­ма­нии при­ро­ды но­во­го отк­ло­не­ния как то­таль­но­го пре­о­до­ле­ния те­ку­щих обус­лов­лен­нос­тей, ра­ди­каль­ным вы­хо­дом за рам­ки обус­лов­лен­нос­ти как та­ко­вой.

Отк­ло­не­ния не ре­гу­ли­ру­ют­ся за­ко­на­ми. За­ко­ны пре­доп­ре­де­ля­ют нор­ма­тив­ные про­цес­сы и нор­ма­тив­ный ход ис­то­рии. Отк­ло­не­ния же по сво­ей при­ро­де вне­за­кон­ны (и по­то­му вы­зы­ва­ют со­вер­шен­но ир­ра­ци­о­наль­ное неп­ри­я­тие со сто­ро­ны тех, соз­на­ние ко­то­рых пост­ро­е­но на прин­ци­пах ста­биль­нос­ти). Но­вое отк­ло­не­ние, ко­то­рым чре­ва­то вре­мя пе­ре­мен, долж­но быть по­ня­то как осо­бое уст­рой­ство об­ще­ст­ва, в ос­но­ве ко­то­ро­го ле­жат «ди­кие кар­ты», за­ме­нив­шие нор­ма­тив­ную ре­аль­ность, и тех­но­ло­гии их про­ду­ци­ро­ва­ния. Но это оз­на­ча­ет осо­бую вне­за­кон­ную де­я­тель­ность с осо­бым цент­раль­ным субъ­ек­том этой де­я­тель­нос­ти – сво­бод­ной и ни­чем не обус­лов­лен­ной во­лей.

Ос­но­ва­ния для но­во­го отк­ло­не­ния

Пред­ве­ст­ни­ки но­во­го отк­ло­не­ния из­ве­ст­ны уже дос­та­точ­но дав­но. Сре­ди них ин­тел­лек­ту­аль­ные по­ис­ки чет­вер­той по­ли­ти­чес­кой те­о­рии (Ален де Бе­нуа) и то­го, что при­дет на сме­ну Пост­мо­дер­ну (Алек­сандр Ду­гин), кон­цеп­ция тех­но­ло­ги­чес­кой син­гу­ляр­нос­ти, пос­ле ко­то­рой ни­ка­кие экстра­по­ля­ции не­воз­мож­ны (Рай­монд Курц­вейл), ме­та­фо­ри­чес­кая те­ма­ти­ка «пос­ле кон­ца» (Юрий Мам­ле­ев) и мно­гое дру­гое. Са­ма те­ма «пос­ле кон­ца» го­во­рит уже не о ва­ри­ан­тах, а о фун­да­мен­таль­ном про­ти­во­пос­тав­ле­нии отк­ло­не­ния нор­ма­тив­но­му хо­ду ис­то­рии.

Но пот­реб­ность в но­вом отк­ло­не­нии воз­ни­ка­ет глав­ным об­ра­зом из-за неп­ри­ем­ле­мос­ти га­ран­ти­ро­ван­ной нор­ма­тив­ным хо­дом ис­то­рии на­шей собствен­ной судь­бы. Все те­о­рии, вы­яв­ля­ю­щие за­ко­ны со­ци­аль­но­го раз­ви­тия (цик­ли­чес­кие, ста­ди­аль­ные и дру­гие), ни­че­го хо­ро­ше­го нам не су­лят.

Все тен­ден­ции сов­ре­мен­нос­ти про­тив нас: де­мог­ра­фи­чес­кий спад, ко­то­рый не­воз­мож­но пре­о­до­леть обыч­ны­ми ме­то­да­ми, ви­ди­мое сни­же­ние пас­си­о­нар­нос­ти на­ро­да, от­су­т­ствие ба­зы для опе­ре­жа­ю­ще­го рыв­ка в рам­ках шес­то­го тех­но­ло­ги­чес­ко­го ук­ла­да… Все это зас­тав­ля­ет от­нес­тись к гря­ду­ще­му кри­зи­су не толь­ко с опа­се­ни­я­ми, но и с ин­те­ре­сом: что мож­но пост­ро­ить на об­лом­ках су­ще­ст­ву­ю­ще­го ми­ра? Ка­кое имен­но бу­ду­щее мы мо­жем соз­дать?

Глав­ное ос­но­ва­ние для пла­ни­ро­ва­ния но­во­го отк­ло­не­ния – нор­ма­тив­ный ход ис­то­рии про­тив нас. Преж­де все­го долж­ны быть вы­яв­ле­ны и по­ня­ты как вы­зо­вы (как вы­со­кие вы­зо­вы, опи­сан­ные Ар­ноль­дом Тойн­би) не­же­ла­тель­ные трен­ды и рас­смот­ре­ны воз­мож­ные от­ве­ты на них (то­же как от­ве­ты по Тойн­би – без это­го масш­та­ба та­кая ра­бо­та бу­дет бес­смыс­лен­ной). Рас­смат­ри­вать сле­ду­ет над­си­ту­а­тив­но, без оце­нок в сти­ле био– и про­чих этик.

Вы­зов № 1. Де­мог­ра­фи­чес­кий кри­зис – глав­ная уг­ро­за: ис­чез­нет на­род – ис­чез­нут и ос­таль­ные проб­ле­мы. Кри­зис не ре­ша­ет­ся ба­наль­ны­ми ме­то­да­ми, а не­ба­наль­ные тре­бу­ют по­ли­ти­чес­кой во­ли, ко­то­рая бу­дет приз­на­на прес­туп­ной, ес­ли по­тер­пит не­у­да­чу, или спа­си­тель­ной – в слу­чае ус­пеш­ной ре­а­ли­за­ции. Но­вое отк­ло­не­ние долж­но вклю­чать в се­бя тех­но­ло­гии ре­ше­ния этой проб­ле­мы.

Вы­зов № 2. По­те­ря­ны вы­со­кие смыс­лы су­ще­ст­во­ва­ния, а мел­кие смыс­лы ли­бе­раль­ных со­об­ществ слиш­ком не­су­ще­ст­вен­ны для то­го, что­бы слу­жить пол­но­цен­ны­ми сти­му­ла­ми. В ре­зуль­та­те на­ция те­ря­ет во­лю к жиз­ни. Это про­цесс ес­те­ст­вен­ной дег­ра­да­ции. И зна­чит, на­до най­ти осо­бые – «не­ес­те­ст­вен­ные» – спо­со­бы об­ра­ще­ния вспять ес­те­ст­вен­ных про­цес­сов, ве­ду­щих к смер­ти. Отк­ло­не­ние ста­но­вит­ся свя­зан­ным с осо­бой иде­о­ло­ги­ей пре­о­до­ле­ния ес­те­ст­вен­ных ог­ра­ни­че­ний.

Вы­зов № 3. Ис­чер­пан­ность клас­си­чес­кой ра­ци­о­наль­нос­ти. В мик­ро­фи­зи­ке и кос­мо­ло­гии ра­ци­о­наль­ность по­дош­ла к сво­им гра­ни­цам. Ско­ро по­дой­дет и в би­о­ло­гии. В этих ус­ло­ви­ях ана­ли­ти­ка пе­ре­хо­дит от ка­у­заль­ных за­ви­си­мос­тей к за­ви­си­мос­тям ино­го уров­ня – синх­ро­низ­мам, инер­ции сю­же­тов, отк­ло­не­ни­ям от нор­ма­ти­вов. Это тре­бу­ет не­ба­наль­ных ре­ше­ний, пре­о­до­ле­ва­ю­щих ог­ра­ни­че­ния ин­тел­лек­ту­аль­ных схем.

Вы­зов № 4. Тех­но­ло­гии конт­ро­ля, на­ру­ша­ю­щие ба­ланс конт­ро­ля и сво­бо­ды. Тех­но­ло­гии конт­ро­ля пло­хи не тем, что они прев­ра­ща­ют лю­дей в ма­ри­о­не­ток (лю­бая куль­тур­ная сис­те­ма за­ни­ма­ет­ся этим, за­да­вая лю­дям изв­не язык, по­ве­ден­чес­кие нор­ма­ти­вы, кар­ти­ны ми­ра), а тем, что уст­ра­ня­ют «ди­кие кар­ты». Пол­ный конт­роль не­из­беж­но ра­ци­о­на­лен. Аб­со­лют­ная ра­ци­о­наль­ность унич­то­жа­ет неп­ред­ви­ден­ные хо­ды.

Мож­но ра­зоб­рать еще де­сят­ки по­доб­ных вы­зо­вов, но все они сво­дят­ся к од­но­му: с на­ми «что-то де­ла­ют», и это «что-то» нам не нра­вит­ся. Не­об­хо­дим фун­да­мен­таль­ный вы­бор по­зи­ции: с на­ми что-то про­ис­хо­дит – или мы са­ми соз­да­ем ре­аль­ность. При­чем вы­бор, про­ве­ден­ный на всех уров­нях – вплоть до оп­ре­де­ле­ния собствен­ной ме­та­фи­зи­чес­кой по­зи­ции: при­ня­тие обус­лов­лен­нос­ти все­го и вся (в том чис­ле и обус­лов­лен­нос­ти сво­ей жиз­ни) – или осо­бая по­зи­ция во­ли, по­ни­ма­е­мой как ни­чем не обус­лов­лен­ная це­ле­по­рож­да­ю­щая и це­ле­нап­рав­лен­ная ак­тив­ность.

Сквозь вре­мя пе­ре­мен мо­жет прой­ти толь­ко на­ция, про­бу­див­шая в се­бе во­ле­вое на­ча­ло, ина­че это вре­мя вы­ле­пит но­вые на­ро­ды как свой про­дукт, и это бу­дут не сво­бод­ные тво­ря­щие на­ции, а инстру­мен­ты не­ве­до­мых нам сил. Где-то здесь про­хо­дит гра­ни­ца вы­бо­ра одер­жи­мос­ти тем, что при­хо­дит изв­не, и вы­бо­ра сво­бо­ды. И этот мо­тив ста­но­вит­ся ве­ду­щим в иде­о­ло­гии но­во­го отк­ло­не­ния: ес­ли за­ко­ны про­тив нас, то нуж­но вый­ти за рам­ки за­ко­нов и соз­дать та­кой ва­ри­ант пост­ро­е­ния бу­ду­ще­го, ко­то­рый обес­пе­чи­ва­ет на­ше сох­ра­не­ние и на­ше до­ми­ни­ро­ва­ние в этом бу­ду­щем.

Отк­ло­не­ние без ос­но­ва­ний: кре­а­тив­ный ре­жим

Но бу­ду­щее соз­да­ет­ся не толь­ко как от­вет, как ре­ак­ция на вы­зо­вы. Есть действия вне при­чин и ос­но­ва­ний, действия, не обус­лов­лен­ные пот­реб­нос­тя­ми, действия в чис­том ви­де – ли­бо раз­вер­ты­ва­ние глу­бин­ных за­дач, по­тен­ций куль­ту­ры оп­ре­де­лен­но­го на­ро­да, ли­бо ни­чем не обус­лов­лен­ная це­ле­по­рож­да­ю­щая ак­тив­ность. Это не ре­ак­ция на уг­ро­зу. Са­мо действие об­ре­та­ет ста­тус не от­ве­та, а вы­зо­ва, при­чем пер­вич­но­го вы­зо­ва. Но­вым вы­зо­вом мо­жет стать лишь осоз­на­ние са­мой сущ­нос­ти, «субс­тан­ции» вы­зо­ва, а не его при­чин, вы­зо­ва не как ре­ак­ции на «что-то», а пер­вич­но­го действия, вы­зы­ва­ю­ще­го ре­ак­ции. Сис­те­ма ре­ак­ций на сти­му­лы плюс ана­лиз ре­сур­сов да­ют воз­мож­ность раз­ви­вать­ся по предс­ка­зу­е­мой тра­ек­то­рии, но ак­тив­ные, не обус­лов­лен­ные оп­ре­де­лен­ным вы­зо­вом действия, ко­то­рые са­ми ста­но­вят­ся вы­зо­вом, по­рож­да­ют отк­ло­не­ния от нор­ма­тив­ных тра­ек­то­рий и да­ют на­деж­ду на вы­ход из без­вы­ход­ных си­ту­а­ций.

Наб­лю­де­ние за «ди­ки­ми кар­та­ми» ве­дет к соз­да­нию сво­е­го ак­тив­но­го двой­ни­ка – осо­бой де­я­тель­нос­ти по це­ле­нап­рав­лен­но­му сот­во­ре­нию не обус­лов­лен­ных вы­зо­ва­ми про­ек­тов. Здесь «к че­му ве­дут тен­ден­ции» и «что мо­жет слу­чить­ся» прев­ра­ща­ют­ся в «че­му сле­ду­ет нас­ту­пить» и «что мы на­ме­ре­ва­ем­ся соз­дать».

Об­щеп­ри­ня­тая вер­сия ре­аль­нос­ти гла­сит: у вся­ко­го со­бы­тия есть при­чи­ны, и для вся­ко­го действия есть ос­но­ва­ния. Но есть по мень­шей ме­ре два ти­па со­бы­тий вне сти­му­лов, при­чин и ос­но­ва­ний – акт твор­че­ст­ва и мис­ти­чес­кий экс­та­ти­чес­кий опыт. Вто­рое – вне на­шей влас­ти, но пер­вое уже дав­но ста­ло пред­ме­том прис­таль­но­го изу­че­ния.

В 2002 го­ду выш­ла кни­га Ри­чар­да Фло­ри­ды, ко­то­рая в рус­ском пе­ре­во­де по­лу­чи­ла наз­ва­ние «Кре­а­тив­ный класс: лю­ди, ко­то­рые ме­ня­ют бу­ду­щее». В ней ав­тор из­ло­жил став­шую тут же по­пу­ляр­ной кон­цеп­цию кре­а­тив­но­го клас­са и кре­а­тив­но­го об­ще­ст­ва. Твор­чес­кий класс соз­да­ет но­вые идеи и но­вые тех­но­ло­гии. К ним Фло­ри­да при­чис­ля­ет не толь­ко уче­ных, пи­са­те­лей и ху­дож­ни­ков, но и всех тех, ко­то­рые ра­бо­та­ют в от­рас­лях, ос­но­ван­ных на зна­ни­ях. Нап­ри­мер, в вы­со­ких тех­но­ло­ги­ях, фи­нан­сах, пра­ве, здра­во­ох­ра­не­нии, уп­рав­ле­нии биз­не­сом. В США этот слой сос­тав­ля­ет 30 про­цен­тов на­се­ле­ния, а в Рос­си – до 15 про­цен­тов. Ко­неч­но, речь здесь идет не о твор­че­ст­ве как та­ко­вом, а о ме­то­дах по­лу­че­ния но­вых про­дук­тов.

Твор­че­ст­во всег­да бы­ло цен­ностью для оп­ре­де­лен­ной груп­пы лю­дей. Но в пос­тин­ду­ст­ри­аль­ный пе­ри­од имен­но твор­че­ст­во ста­ло ис­точ­ни­ком но­вых эко­но­ми­чес­ких ре­ше­ний. Од­на­ко до сих пор твор­че­ст­во обс­лу­жи­ва­ет со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­кие струк­ту­ры, да­ле­кие от твор­че­ст­ва. Твор­чес­кие про­дук­ты ис­поль­зу­ют и на­хо­дят для них мес­то в су­ще­ст­ву­ю­щих со­ци­аль­ных струк­ту­рах как пра­ви­ло да­ле­ко не кре­а­тив­ные лю­ди. Сох­ра­нит­ся ли та­кое по­ло­же­ние дел пос­ле вре­ме­ни пе­ре­мен?

Соз­да­ние «ди­ких карт» пред­по­ла­га­ет ра­ди­каль­ное твор­че­ст­во. Твор­че­ст­во – тво­ре­ние не толь­ко про­дук­тов, тех­но­ло­гий и нап­рав­ле­ний мыс­ли, но и со­бы­тий, а это оз­на­ча­ет, что по­ли­ти­ка пе­ре­хо­дит из сос­то­я­ния сох­ра­не­ния ста­биль­ных по­ли­ти­чес­ких форм к те­ку­чим, по­то­ко­вым фор­мам. И эко­но­ми­ка сле­ду­ет за ней – раз­ви­тие «по всем ази­му­там» предс­тав­ля­ет со­бой пос­то­ян­ное об­нов­ле­ние.

Кре­а­тив­ное об­ще­ст­во ос­но­ва­но на иной ба­зо­вой эко­но­ми­чес­кой мо­де­ли, не­же­ли сов­ре­мен­ное. Пер­вич­ным ста­но­вит­ся не акт пот­реб­ле­ния, а акт соз­да­ния но­во­го. Не сим­во­ли­чес­кое зна­че­ние то­ва­ра, оп­ре­де­ля­ю­щее ста­тус его вла­дель­ца, а прин­ци­пи­аль­ная но­виз­на. Кре­а­тив­ное об­ще­ст­во – рас­то­чи­тель­ное об­ще­ст­во, но эта рас­то­чи­тель­ность не вы­ше рас­то­чи­тель­нос­ти сов­ре­мен­ной пот­ре­би­тельс­кой эко­но­ми­ки, на­вя­зы­ва­ю­щей мас­су из­бы­точ­ных то­ва­ров.

Кре­а­тив­ное об­ще­ст­во уп­рав­ля­ет­ся и иным ти­пом эли­ты, для ко­то­рой важ­на не власть са­ма по се­бе, но власть как ос­но­ва­ние для бесп­ре­пя­т­ствен­но­го твор­че­ст­ва. Во­ле­вая твор­чес­кая эли­та долж­на быть инс­ти­ту­ци­а­ли­зи­ро­ва­на, но ее инс­ти­ту­ци­а­ли­за­ция оз­на­ча­ет не фор­ми­ро­ва­ние сис­те­мы мест, за ко­то­рые бо­рют­ся раз­но­род­ные эле­мен­ты, а со­ци­аль­ную про­ек­цию оп­ре­де­лен­но­го ант­ро­по­ло­ги­чес­ко­го ти­па, для ко­то­ро­го это мес­то пред­наз­на­че­но. Это вле­чет за со­бой иной спо­соб раз­де­ле­ния влас­тей – спо­соб, от­ра­жа­ю­щий раз­ные ти­пы ре­а­ли­за­ции лю­дей – лю­дей во­ли, лю­дей жиз­ни и лю­дей со­ци­аль­ных функ­ций.

Та­кая уто­пи­чес­кая мо­дель – это, ко­неч­но, отк­ло­не­ние, но отк­ло­не­ние от пре­доп­ре­де­лен­ной тра­ек­то­рии к то­му, что и яв­ля­ет­ся целью, ат­трак­то­ром всех ис­то­ри­чес­ких отк­ло­не­ний – к не­о­бус­лов­лен­но­му во­ле­во­му су­ще­ст­во­ва­нию.

Па­рал­лель­ная ис­то­рия

Нуж­но приз­нать на­ли­чие па­рал­лель­ной, вир­ту­аль­ной ис­то­рии. То, что не слу­чи­лось, но мог­ло слу­чить­ся, не­из­ме­ри­мо боль­ше ре­а­ли­зо­вав­ше­го­ся. Па­рал­лель­ная ис­то­рия, в от­ли­чие от про­и­зо­шед­шей, мно­го­мер­на. Вре­ме­на пе­ре­мен об­ра­зу­ют свою осо­бую ис­то­ри­чес­кую ли­нию, изв­ле­кая из вир­ту­аль­ной сос­тав­ля­ю­щей прин­ци­пы, ко­то­рые за­кан­чи­ва­ют­ся (ухо­дят, ис­че­за­ют) с кон­цом оче­ред­но­го отк­ло­не­ния. Но эти прин­ци­пы не ус­та­ре­ва­ют – они лишь вре­мен­но скры­ва­ют­ся в вир­ту­аль­нос­ти и ждут но­во­го кри­зи­са для сво­е­го но­во­го воп­ло­ще­ния. Пре­ды­ду­щее вре­мя пе­ре­мен 1914–1945 гг. по­ро­ди­ло нес­коль­ко уни­вер­саль­ных прин­ци­пов, ко­то­рые из­лиш­ни в ста­биль­ные пе­ри­о­ды. Один из них – идея фор­ми­ро­ва­ния но­во­го че­ло­ве­ка. Его пы­та­лись соз­дать, опи­ра­ясь на со­ци­аль­ную ме­ха­ни­ку (СССР) и на от­бор кон­це­нт­ри­ро­ван­ных ра­со­вых ка­честв (Гер­ма­ния). Те­перь сле­ду­ет сде­лать сле­ду­ю­щий шаг – соз­дать но­во­го че­ло­ве­ка на ос­но­ве про­буж­ден­ной сво­бод­ной во­ли.

Это и «ди­кая кар­та», и не­об­хо­ди­мость. Про­рыв мно­го­мер­ной вир­ту­аль­ной ис­то­рии в ак­ту­аль­ный мир, вне­зап­ная ре­а­ли­за­ция скры­тых из­бы­точ­ных воз­мож­нос­тей тре­бу­ет лю­дей ти­та­ни­чес­ко­го скла­да. Пер­вей­шая тех­но­ло­гия, ве­ду­щая в этот мир, – тех­но­ло­гия про­из­во­д­ства та­ких лю­дей. При­ме­ры то­же изв­ле­ка­ют­ся из ис­то­рии «ди­ких карт».

Од­на из «ди­ких карт», ко­то­рая яв­но долж­на вы­пасть (и ко­то­рая иног­да вы­па­да­ла в ис­то­рии), – де­мог­ра­фи­чес­кая проб­ле­ма. Она мо­жет быть ре­ше­на соз­да­ни­ем инс­ти­ту­та «го­су­да­ре­вых де­тей», «но­вых яны­чар», ког­да го­су­да­р­ство бе­рет на се­бя от­ве­т­ствен­ность за восп­ро­из­во­д­ство оп­ре­де­лен­но­го сег­мен­та на­се­ле­ния, его вос­пи­та­ние и об­ра­зо­ва­ние. Гру­бые тех­но­ло­гии та­ко­го восп­ро­из­во­д­ства (вплоть до сур­ро­гат­но­го ма­те­ри­н­ства) су­ще­ст­ву­ют (комп­ро­ми­с­сные ва­ри­ан­ты в на­ших СМИ пред­ла­га­лись Ви­та­ли­ем Треть­я­ко­вым и Иго­рем Бес­ту­же­вым-Ла­дой). Од­на­ко проб­ле­ма упи­ра­ет­ся в от­су­т­ствие тех­но­ло­гий пол­но­цен­но­го вне­се­мей­но­го вос­пи­та­ния, хо­тя ис­то­ри­чес­кие ана­ло­ги име­ют­ся – Спар­та, кор­пус яны­чар. У это­го под­хо­да есть плю­сы – ре­ша­ет­ся проб­ле­ма сти­му­ля­ции пас­си­о­нар­нос­ти (в кон­це кон­цов, пас­си­о­нар­ность – не столь­ко ге­не­ти­чес­ки за­дан­ный, сколь­ко куль­тур­ный фе­но­мен). Но есть и опас­нос­ти: в ус­ло­ви­ях пре­об­ла­да­ния средств конт­ро­ля это на­чи­на­ние че­рез по­ко­ле­ние впи­шет­ся в сис­те­му конт­ро­ля не толь­ко нас­то­я­ще­го, но и бу­ду­ще­го, иск­лю­чая по­яв­ле­ние но­вых «ди­ких карт».

Ис­то­ри­чес­кие ана­ло­ги воз­ни­ка­ли в дру­гих ус­ло­ви­ях, и ре­а­ли­за­ция об­на­ру­жен­ной «ди­кой кар­ты» тре­бу­ет мно­гих но­вых ком­по­нен­тов. Так, конт­роль и уп­рав­ле­ние столь слож­ны­ми и не­од­ноз­нач­ны­ми про­цес­са­ми тре­бу­ют и оп­ре­де­лен­но­го куль­тур­но­го ста­ту­са уп­рав­ля­ю­щей сис­те­мы, сво­е­го ро­да ме­та­у­ров­ня, ина­че воз­мож­ны зло­у­пот­реб­ле­ния и срыв куль­ту­ро­ге­не­за как та­ко­во­го. Та­кой ме­та­у­ро­вень не­об­хо­дим и для про­ти­вос­то­я­ния дав­ле­нию со сто­ро­ны меж­ду­на­род­ной сре­ды, ко­то­рая мо­жет не­га­тив­но от­нес­тись к столь не­о­жи­дан­но­му ре­ше­нию проб­ле­мы по нес­коль­ким при­чи­нам: ас­со­ци­а­ции с гит­ле­ро­вс­ким про­ек­том «Ле­бе­нс­борн», про­ти­во­ре­чия с прин­ци­пом муль­ти­куль­ту­ра­лиз­ма и т.д.

Но­вый во­люн­та­ризм

Ког­да ро­див­ша­я­ся ес­те­ст­вен­ным пу­тем на­ция близ­ка к ги­бе­ли, ее сле­ду­ет вос­соз­дать во­лей. Па­ра­докс: дви­же­ние вглубь соз­на­ния, ос­во­бож­де­ние от куль­тур­ной обус­лов­лен­нос­ти ве­дет к вос­соз­да­нию и под­дер­жа­нию на­ци­о­наль­ной жиз­ни, но уже в но­вом кон­те­кс­те – на­ция об­ре­та­ет не толь­ко жизнь, но и во­лю.

Твор­чес­кая эли­та всег­да по­доз­ри­тель­на для клас­си­чес­ко­го на­ци­о­на­лиз­ма – соз­да­вая но­вое, она пре­об­ра­зу­ет ста­рые фор­мы. Но при­хо­дит вре­мя кри­зи­са, и для вы­жи­ва­ния ста­но­вит­ся важ­ным имен­но неч­то не­ви­дан­ное и нес­лы­хан­ное. Осоз­на­ние это­го фак­та ве­дет к по­ни­ма­нию то­го, что глав­ным ре­сур­сом ци­ви­ли­за­ции яв­ля­ет­ся ее во­ле­вой и твор­чес­кий ре­сурс. А это оз­на­ча­ет, что цен­нос­ти во­ли долж­ны стать ве­ду­щей те­мой тех, кто хо­чет ус­пеш­но прой­ти сквозь кри­зис.

Во­люн­та­ри­с­тское об­ще­ст­во глу­бо­ко па­ра­док­саль­но: по­рож­дая но­вые ре­аль­нос­ти куль­ту­ры вне Тра­ди­ции, оно стре­мит­ся к це­ли Трад­ции – то­таль­ной не­о­бус­лов­лен­нос­ти соз­на­ния. До сих пор по­ли­ти­ка бы­ла, с од­ной сто­ро­ны, ис­ку­с­ством уп­рав­ле­ния спон­тан­ны­ми со­ци­аль­ны­ми и ви­таль­ны­ми си­ла­ми, с дру­гой – стрем­ле­ни­ем ли­шить эти си­лы спон­тан­нос­ти. В во­люн­та­ри­с­тском об­ще­ст­ве по­яв­ля­ет­ся иная за­да­ча: по­рож­де­ние но­вых спон­тан­ных сил.

Для фор­ми­ро­ва­ния во­люн­та­ри­с­тско­го об­ще­ст­ва нет по­ка ни пла­нов, ни чет­ко вы­ра­жен­ных прог­рамм. Но раз­мыш­ле­ния на эту те­му предс­тав­ля­ют­ся про­дук­тив­ны­ми. Приз­на­ем­ся: на­ши де­ла обс­то­ят уд­ру­ча­ю­ще пло­хо и бу­ду­щее бес­пе­рс­пек­тив­но. И во­ля – то един­ствен­ное, что мо­жет вы­вес­ти на­цию и го­су­да­р­ство из си­ту­а­ции, где все про­тив нас.

Источник: альманах «Развитие и экономика», №2, апрель 2012, стр. 180.

Rambler's Top100Яндекс цитирования